Соффа
Когда Шопену было столько, сколько мне, он уже год как умер.
Одним словом, все можно сказать о всемирной истории, все, что только самому расстроенному воображению может в голову прийти. Одного только нельзя сказать, – что благоразумно.

это можно сделать моей эпитафией.